Наверх
vorle.ru

СПИД: рассказ от первого лица

Здоровье

Не придуманная история болезни.

Вначале был спор. На одном сайте обсуждали статью о ВИЧ/СПИД. Как ни странно, но в полемике чаще встречались такие комментарии: “СПИДа нет. ВИЧ - это бизнес. Уже 30 лет он приносит бешеные деньги. Помнится, когда-то говорили, что в Африке эпидемия СПИДа и все там умрут. Насколько сейчас видно, особо никто от ВИЧ не умер.” Обсуждение прекратилось после реплики: ” Рассажу на своем примере. СПИД есть. И никуда не деться. Если кто в теме: меня врачи поймали и вытащили со статуса СD4 7 единиц. Сейчас 282. Спасибо за внимание.” Автор этой реплики, неожиданно согласился поговорить по телефону. Он представился Иваном. Разговор получился не из простых. А еще насыщенный непонятными терминами. На помощь пришла главный врач «Тульского областного Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» Людмила Асеева.

Тяжелый разговор

Иван: “Мне 40 лет. Диагноз врачи поставили в 2002-м. Тогда мои товарищи по несчастью шутили – мы подцепили ВИЧ из-за наркотиков, а ты – “по любви”… Я заразился в командировке. Знаете, когда останавливаешься в гостинице, по ночам в номер звонят девушки, и предлагают известные услуги? В тот раз девушки были очень навязчивыми. Я бесконечно виноват перед женой. К счастью, у неё сильный иммунитет, она пока даже не нуждается в терапии.”


Людмила Асеева комментирует этот рассказ так: “Социальный портрет ВИЧ-инфицированного сегодня изменился. До 2001 года в Тульской области эпидемию ВИЧ-инфекции определяли наркоманы. Затем мы стали наблюдать интенсивное снижение числа наркозависимых среди ВИЧ-инфицированных. Заражение через употребление наркотиков нестерильным инструментарием отступает на второй план, что характерно не только для Тульской области, но и для всей России. Беспорядочные половые связи сегодня являются наиболее значимыми группами риска для процесса развития эпидемии ВИЧ-инфекции. В среднем в Туле ежегодно выявляют более 200 ВИЧ-инфицированных.”


Положительный анализ.

Иван: “Я сдавал кровь сразу “на всё”. Я не знаю, как происходит система контроля и надзора за людьми с вирусом иммунодефицита. Я сдавал анализы один раз, потом другой. Потом меня пригласили: очень ласковый и милый врач долго говорила со мной… и сказала, что у меня... ВИЧ. Я сник. Я не поверил в это. Этого не могло быть, потому что этого не могло быть никогда! И я просто стал жить, как будто ничего не случилось.”

По словам специалистов, ВИЧ-инфекцию можно выявить только через 6 месяцев после заражения, так как существует период “серонегативного окна”, который и составляет в среднем 6 месяцев. Это период времени, когда вирус уже попал в организм и размножается, но антитела в крови больного еще не появились. Потому сначала в лабораториях области по диагностике ВИЧ/СПИДа выявляют антитела, подозрительные на возможность заражения ВИЧ. Затем эти положительные анализы направляют в референс-лабораторию Центра СПИДа, где определяют антитела, вырабатываемые организмом только при ВИЧ-инфекции. Окончательный диагноз ставят в Центре СПИДа при изучении полного комплекса проведенных необходимых исследований.

- Если при обследовании выявляется ВИЧ-инфекция, пациента вызывают в Центр СПИДа для дальнейшего обследования и диспансерного наблюдения, - говорит Людмила Александровна. - К сожалению, среди небольшого числа ВИЧ-инфицированных встречается синдром отрицания диагноза, когда пациент узнал об инфицировании, но признавать это не хочет, поэтому отказывается от явки в Центр СПИД. Связано это со страхом и неизвестностью перед будущим. И всё же, будет лучше, если больной как можно скорее придет в Центр СПИДа, где специалисты объяснят, как с этим жить, сохраняя трудоспособность, здоровье и психологическое спокойствие, не смотря на поставленный диагноз.

Иван: “Через несколько лет у меня начали выпадать волосы, отказали ноги, я подхватил туберкулез. И очень захотел жить! Я вновь обратился в больницу. Оказывается, там обо мне давно знали. Ждали, можно сказать. Врачи просто обалдели, когда увидели количество моих CD4 клеток. 7 единиц на миллилитр крови! ”

Врач: “С таким количеством иммунных клеток CD4 человек долго жить не может. В среднем, у здорового человека в норме от 300 до 1200 СД4 клеток. Клетки СД4 – это вид лимфоцитов (белых кровяных телец). Они являются важной частью иммунной системы, первыми атакуют источник инфекции, если инфекция попадает в организм человека. О снижении иммунитета свидетельствует снижение числа этих клеток.”

Иван: “Я не знаю, как так получилось, но некоторые мои родственники узнали о диагнозе чуть ли не раньше меня. Узнали и друзья. Многие из них сразу же и навсегда прекратили со мной общаться. Что ж, я считаю, это даже к лучшему. Рядом остались по-настоящему хорошие люди. Но в первое время я чувствовал себя невозможно одиноким. Потом появились друзья – такие же, как и я, сидящие в очереди к врачу. Они очень помогали мне. Жаль, что многие из них уже умерли…А что касается вопроса: кому говорить о своем заболевании? Не знаю. Мне кажется, лучше никому... ”

Врач: “О диагнозе мы сообщаем только пациенту. Информация об инфицировании без согласия пациента не сообщается ни родственникам, ни работодателю, никому. Это закон. Единственное исключение – предоставление информации по запросу следственных органов. И все же необходимо поставить в известность своих партнеров об инфицировании, чтобы предупредить их заражение. Для получения психологической помощи и поддержки можно обратиться к психологу Центра СПИД.”

Потерпите, не умирайте!

Иван:“Сейчас я принимаю антиретровирусную терапию. Это специальные препараты, таблетки, которые помогают снизить воздействие вируса на организм. Эта терапия оплачивается государством. Каких-то задержек в ее получении, или сложностей у меня не было. Говорят, месяц такого курса стоит около ста тысяч рублей. Сейчас я веду очень здоровый образ жизни. Это вполне возможно, если задаться такой целью. Уровень моих CD4 клеток повысился почти до 300. Болит ли что-то у меня? Ну, как и у любого человека, у меня может заболеть нога, я могу подхватить насморк. Но в целом, я чувствую себя здоровым человеком. Нас недавно собирали врачи в больнице. Сказали: “Ребята, потерпите немного, не умирайте. Есть шанс, что через пару-тройку лет изобретут лекарство!”

Врач: “Антиретровирусная терапия – это специфическое лечение, которое назначается по строгим показаниям и определяется состоянием здоровья пациента при наблюдении в Центре СПИД. Это лечение эффективное и позволяет продлить жизнь ВИЧ-инфицированного на 30-40 лет.В крови больного погибают сотни тысяч вирусов, что позволяет сохранять клетки иммунной системы. Но совсем освободить организм от вируса это лечение пока не может.”

Сегодня ВИЧ, скорее, сравнивают не с чумой, а с сахарным диабетом (с этими заболеваниями можно жить одинаково долго, надо только соблюдать определенные правила). Звучит банально, но это так: в настоящее время ученые всего мира работают над созданием лекарств, позволяющих не только продлить жизнь ВИЧ-инфицированного, но и излечить его от инфекции полностью. А пока... Пока врачам приходится еще и учить своих пациентов несмотря ни на что быть счастливыми! И это не абсурд! Ведь при позитивном настрое терапия более эффективна.


Печать

Последние новости

Яндекс.Директ



подписка