Наверх
vorle.ru

Молодежная политика: смена приоритетов

Общество

Назначение представителя движения «Наши» на должность куратора тульской молодежи ясно обозначило вектор региональной государственной политики в этой сфере.

Завершилась первая неделя работы тульского комиссара движения «Наши» Николая Слепнева в должности директора областного департамента молодежной политики. Разумеется, за этот срок делать какие-то выводы об эффективности его деятельности в качестве госчиновника, мягко говоря, преждевременно. Однако, прогнозировать, в каком направлении будет двигаться молодежная политика в нашей области в обозримом будущем, уже можно.

В постсоветской России органы по работе с молодежью возникли в структурах региональных органов исполнительной власти практически сразу после роспуска ВЛКСМ – в 1991-1992 годах. Однако, как строить молодежную политику в условиях отсутствия массовой молодежной организации, но при наличии идеологического многообразия, никто толком не знал. Правопреемником советского комсомола стал Российский союз молодежи, идеологическим наследником – многочисленные, но мелкие коммунистические организации типа РКСМ или РКСМ(б). Появились скаутские, поисковые, экологические и иные молодежные организации. Органы по делам с молодежи, так или иначе, с ними взаимодействовали, проводили какие-то семинары, «круглые столы», началось выделение средств на проведение летних профильных лагерей.

В конце девяностых с приходом к руководству Тульской области коммуниста Василия Стародубцева эта работа приняла некоторые идеологические контуры. Поскольку глава региона своим избранием отчасти был обязан новокомсомольской поросли, их 21-летний представитель Дмитрий Смирнов с дипломом бакалавра занял кресло председателя областного комитета по делам молодежи. На этом фоне в октябре 1998 года в Туле торжественно отметили 80-летие создания ВЛКСМ, возродилось пионерское движение, словом, в той или иной форме, имел место своеобразный «красный ребрэндинг».

Однако, быстро поняв ошибку с назначением неопытного, пусть и честного и старательного политика на серьезную административную должность, Стародубцев нашел предлог для его увольнения. И тем самым пошел на серьезный конфликт с молодой красной порослью. Кстати, тот парень потом был принят на работу в должности рядового госслужащего, но потом дорос до начальника отдела в системе соцзащиты, где работает и сейчас. А тогда, в 1999 году, в качестве председателя областного комитета по делам молодежи его один за другим сменяли выходцы еще из той, советской комсомольской школы: Валерий Гурьев, безвременно ушедший осенью того же года, и Виктор Ханин проработавший куратором тульской молодежи без малого 10 лет.

Последний среди немногих руководителей среднего звена удержался в системе исполнительной власти и при новом губернаторе как аполитичный профессионал. Однако, держать нос по ветру – политическому – все же приходилось, тем более, что направление этого ветра сменилось: быстро вошли в моду молодежные организации, задачей которых стала поддержка власти и борьба со сверстниками, которые эту же самую власть, наоборот, не поддерживают. Так, в фаворе оказались прикормленные и приласканные чиновниками движения «Наши» и «Молодая гвардия» «Единой России». Первым обещали административную карьеру в органах госвласти и местного самоуправления, плюс всякие бонусы в виде поездок на Селигер и другие приятные мелочи, вторые сосредоточились на политической карьере и завоевании депутатских мандатов, впрочем, менее, успешно, чем «нашисты».

Те же, кто с властью не согласен, оказались фактически на обочине общественной жизни. В Туле и области сошло на нет пионерское движение, превратился в полумаргинальную организацию Союз коммунистической молодежи. Диалог власти с молодежью свелся, в основном, к общению с «нашистами» и «молодогвардейцами».

Так что назначение лидера тульских «Наших» главным по всей местной молодежи в контексте такой политики представляется весьма логичным шагом. По крайней мере, такого мнения придерживаются два молодых тульских политика. Так, депутат Госдумы и лидер Союза коммунистической молодежи Юрий Афонин считает, что тенденция назначения «нашистов» на кураторство молодежной политики в центре и на местах началась с приходом Василия Якеменко на пост руководителя Федерального агентства по делам молодежи. Афонин видит в этом начало процесса замены беспартийных профессионалов на политиков, призванных сплотить молодежь вокруг власти и погасить протестные настроения в этой среде. К слову, высокие организаторские способности Слепнева отметил и депутат областной Думы (фракция «Засечный рубеж»), зампред комитета по образованию, науке и культуре Денис Бычков. Ведь новый куратор молодежной политики в свое время, один за другим, раскрутил два проекта – «Идущие вместе» и «Наши». На митинги в поддержку Путина и Медведева тульскую молодежь вывозили в Москву десятками автобусов. И даже когда проект «Наши» был фактически заморожен как выполнивший свою задачу, тульские «нашисты», одни из немногих, остались на плаву.

В реальности же назначение Слепнева подтверждает тезис о том, что новое – это хорошо забытое старое. Как раньше молодежь начинала административную карьеру в комсомольских, а продолжала в партийных и советских органах, так и теперь создатели новых молодежных движений используют их как лесенку для личного продвижения наверх. Только идеологическая основа у них, в отличие от советских предшественников, практически отсутствует…

Печать

Последние новости

Яндекс.Директ